Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Я готов быть поручителем Светланы Давыдовой

Слушал сегодня Тимура Олевского и Владимира Роменского на "Эхе". Выяснилось, что юридически существует вариант отпустить Светлану Давыдову под подписку и дать ей возможность быть с ребенком, если найдутся люди, готовые выступить её поручителем и предоставить ей квартиру в Москве.
Еще одной квартиры у меня нет, но я готов выступить поручителем Светланы Давыдовой и готов предоставить комнату ей и её семье в моей квартире.
Также, если комната по законодательству невозможна, готов найти семье Светланы отдельную квартиру.
promo starshinazapasa june 10, 2022 09:45 404
Buy for 500 tokens
Продолжаем проект "Журналистика без посредников". Новоприбывшим френдам пару слов о сути. Предлагаю простую схему, работающую уже во всем мире. Которую вкратце можно охарактеризовать так: "я пишу что вижу, вы переводите, сколько считаете нужным", То есть, я пишу свои…

Звонок с фронта

Я никогда не пойму мобильные телефоны на войне. Мысль о том, что можно позвонить человеку в окоп или под обстрел, приводит меня в ужас. "Здорово! Ну как там у вас? Война? Контузило? Но ты еще жив? Ну, Слава Богу. Что? Бой сейчас? Пашке/Федьке/Митьке ногу оторвало? Не можешь больше говорить, танки наступают? Ну, держитесь там. Напишу сейчас об этом в Фейсбук".
Я не в состоянии осознать это.
С полгода назад мы с Пашей Бардиным сидели в московской студии "Шустер-Лайф" и слушали, как Савик Шустер по телефону в прямом эфире разговаривал с человеком в Иловайском котле. Человек этот говорил, что у них семнадцать, кажется, погибших, что они укрылись в каком-то гараже и здесь их зажали уже окончательно и поставили ультиматум до семи утра. Так что в семь утра их уже не будет.
Мы сидели, слушали этот разговор, и слышали, как в гробовой тишине шерсть друг у друга на загривке лезет дыбом.
Ничего страшнее я в своей жизни не слышал.

Collapse )

Старые песни о главном

Давайте ка я еще раз проартикулирую некоторые вещи. Мы с вами все взрослые люди. Именно поэтому все это время мы умудрялись общаться на человеческом языке. Тех, кто не способен к человеческому общению, я моментально баню - пусть подрастут. Я очень ценю микроклимат в своем блоге и усиленно слежу за ним. Потому что разговаривать с нормальными людьми в сортире невозможно.
И, собственно, то, что я хочу сейчас сказать, говорить, в общем-то, не надо - это очевидно. Но, поскольку сегодня впервые произошло недопонимание, давайте я еще раз обозначу некоторые моменты.
Есть вещи, которые о cебе можно говорить только самим. Например, когда человек говорит: "я не могу заработать денег", или "я не могу создать семью" - это разговор. Если человек говорит: "Да ты даже денег заработать не можешь!" или "да ты даже не можешь создать семью" - это оскорбление.
Я понимаю состояние моих украинских френдов. Я понимаю озлобленность и раздраженность, когда соседняя страна оккупирует твою территорию. Это нормально. Это обычные человеческие эмоции. Поверьте, мне сейчас тоже совсем нерадостно. Стать гражданином государства-оккупанта - блин, это одна из последних вещей, которых я хотел бы в жизни.
Я поддерживаю стремление Украины к свободе, желаю ей быстрого развития и становления в качестве сильного, свободного, демократическиого еропейского государства всей душой. И хочу такой же видеть и Россию. И нас таких - сотни тысяч.
И уж совершенно точно - пришедший в России к власти режим я ненавижу на порядок больше, чем вы, уж поверьте.
Тем не менее.

Collapse )

Свадьба на Майдане.




Будущее этой страны пришло на баррикады. ЗЫ: Заодно и похвастаюсь - у меня тоже была именно такая свадьба. В 2004 году мы с женой поехали в свадебное путешествие в Киев, где как раз проходил предыдущий Майдан. Невеста тоже была в свадебном платье. Вот смотрю сейчас на этих людей, вспоминаю, улыбаюсь. Свадьба на Майдане - это офигенно, друзья мои.
Горько!

Из жизни насекомых

Петрушки

Все уже видели прекрасное от Ирека Муртазина? Свадьба лейтенанта ФСБ. Все в этой свадьбе прекрасно. И ресторан "Турандот", и кольца с бриллиантами, и платочек на шее и вообще.
Но главное для меня в этом фотосете - вот эти красивые разноцветные дяденьки.
Что они подрабатывают петрушками на свадьбах, для меня не открытие. Других на телеэкраны сегодня просто не допускают. Все, кого вы видите в ящике - все пляшут за бабло.
Но я не об этом. Я - о самоощущении.
Вот хоть убейте меня, я никак не могу понять, как взрослый сорокалетний здоровый дееспособный мужчина на полном серьезе может выбрать такую профессию. Шутом гороховым плясать на свадьбе у гопоты. Хоть какое-то понятие о человеческом достоинстве в мировоззрении таких людей присутствует, интересно? Хотя бы в суб-атомарных количествах? Как они представляются женщинам? Что говорят о себе? Чем поддерживают самоуважение в собственных глазах? Считают ли себя мужчинами? Что говорят своим детям? "Папа, нам в школе задали сочинение на тему "Кем работает мой отец""? "Напиши: твой отец - петрушка на свадьбах, сын мой. Пляшет за бабки перед пидорасами. А когда ты вырастишь, то непременно пойдешь по его стопам. Это настоящая мужская профессия. Ты гордишься своим отцом."
Плин...
Не, мне все это исключительно с точки зрения писательского психоанализа интересно. Жизнь насекомых. Не более того.
Хотя и жаль, конечно, что героями современного экрана стали насекомые.
Сама свадьба здесь: http://irek-murtazin.livejournal.com/944818.html?view=27431346#t27431346

Письмо от Акименкова

Так, чисто напомнить, что помимо свадьбы Ксении Анатольевны в революции еще кой-какие вещи происходят.
Например, Акименков по-прежнему слепнет в тюрьме.

167036

Меня пасут

Двое. Плечистые, в джинсе. Только что наткнулся на них в подъезде, на своей лестничной площадке. Выхожу из квартиры, они стоят на лестнице. Как только увидели меня, сразу же спустились на этаж ниже, вызвали лифт и уехали.
Я пошел к окну. Когда они вышли из подъезда, первым делом посмотрели на окна моей квартиры. Потом обошли дом и стали ждать. Мне удалось их заснять.
Вот они:


http://www.youtube.com/watch?v=dbo69R81i44&feature=youtu.be

Collapse )


Елань



Еланская учебка, в.ч 30103, отдельный батальон связи, вторая рота, третий взвод.
Серега Якунин, я, Костян Мистакиди, Андрюха Анисимов.
Внизу справа - Тренчик. Имени шестого парня не помню.
В Чечню отправили пятерых из нас. Все выжили.
Один из этих пятерых ограбил потом мою квартиру, когда, свинтив вместе с Рыжим из Моздока, ночевал в моем доме. Вынесли телевизор и два шикарнейших костюма, которые прислали моей маме для меня из Америки. Так ни разу и не надел.

Я теперь другой человек. У меня другая жизнь, другое мировоззрение. Другой взгляд. Другой вид. У меня работа и какое-никакое имя. Взлеты и падения. Успехи и неудачи. Деньги и безденежье. Жена, семья и дочь. Счастье.
У меня еще несколько войн.
И у меня еще - пятнадцать лет жизни.
Добавленных пятнадцать лет.
Но эти годы не имеют уже такого значения, какое они имели тогда, там, на этом плацу, не будь тех нескольких месяцев до этой фотографии и нескольких после.
Потому что все последующие годы - лишь довесок. Довесок к тем месяцам, оказавшимися главными в твоей жизни.
Довесок, которого могло и не быть. Которого, собственно, и должно было бы не быть.
И которого не было у многих из тех, кто, как и ты, тоже попал тогда туда.
Этот бонус достался тебе не потому что ты самый умный, самый лучший или самый красивый. От твоей воли или желания ничего не зависело. Он достался тебе лишь по разгильдяйству судьбы. Которая, на самом-то деле, скорее всего ошиблась. И вся последующая жизнь уже не подвластна тебе. Потому что изначально решал не ты.
Хотя временами и становится страшно... От того, что - а вдруг все же грохнуло? И эта последующая жизнь, с семьей и счастьем, о которой ты и мечтал там, в землянках и блиндажах - лишь последняя вспышка дарованного милосердия? А на самом деле ты лежишь сейчас в сгустках киселеобразной крови на носилках в палатке, где курят двое в резиновых фартуках и грязных хозяйственных перчатках, с хлебным ножом в руках, и эти двое будет последнее, что ты увидишь в своей жизни, открыв глаза перед тем как вздохнешь резко, дернешь головой и двинешь кони?
Люди, которые были дороги тебе в той твоей жизни...
Ответов за эти годы так никто и не дал.
Да ты и сам не нашел их.
Ответов на ТЕ вопросы.
И вот мы стоим на плацу, улыбаемся и смотрим в камеру. А наш довесок - довесок каждого из нас, уже отмерян.
И уже взвешено, кому и сколько определено. Жизни, времени, детей, любви, счастья, благополучия...
Но мы, улыбаясь, не подозреваем об этом.
Не подозреваем, что через несколько дней, всего через несколько дней, мы изменимся. Изменимся очень сильно. Каждый из нас. И, самое страшное, изменимся безвозвратно. Что-то уйдет навсегда.
Непрерывность жизни будет разорвана. Мы станем другими.
Этих шестерых - больше не будет.
Их все равно убило.
Я - это не он.
А главное...
Главное - вот оно.
Стоит и смеется в камеру на плацу отдельного батальона связи, в.ч 30103, вторая рота, третий взвод.
За несколько дней перед отправкой на войну.

Про бизнес

Ну хорошо. Вот мне тридцать пять лет. Я здоровый мужик в полном расцвете сил. Я силен, молод, амбициозен. Я могу работать, зарабатывать деньги, приносить пользу себе, своей семье, своей стране. Я хочу еще и служить ей - своей стране.
Я служил в армии по контракту. Я работал на телевидении, когда оно еще было социально ориентированным. Я стал военным корреспондентом федерального издания. Я написал книгу. Я стал известным блогером.
С Илюхой мы создали журнал, которой, в последствии, усилиями Илюхи, стал лучшим военным журналом в мире. Это не преувеличение. Илюха сделал его лучшим.
Я пишу - смею надеяться - неплохие тексты. Я умею думать. Умею пахать и рыть носом. Я хочу сделать свою страну красивой.
В какой-нибудь Финляндии я сейчас - уже - был бы депутатом сейма, публичной фигурой и человеком, влияющим на политику страны.
Либо я был бы командиром батальона нормальной армии - мне нравится военная служба, либо заместителем учредителя и командира ЧВК - Россия же входит активно на Ближний Восток, а мы умеем это дело делать, да и во всем мире ЧВК обычное дело, только у нас доисторичность какая-то, либо был бы издателем СМИ, книгоиздателем и прочая и прочая.
В любом случае, я бы делал интересное дело, приносящее пользу стране и моей семье.
О деньгах думал бы в последнюю очередь - при любом раскладе их было бы в количестве, достаточном, чтобы о них не заботиться.
Тем не менее, опыт создания журнала дал мне возможность понять, что в России молодые сильные имеющие желание изменить жизнь своей страны к лучшему люди на фиг не нужны.
Создать и вести свой бизнес честно - невозможно.
Вариантов три.
Либо ты работаешь - и делаешь свое дело честно - но при этом получаешь деньги, идущие от воровства. Любой офисный планктон, получающий свою зарплату за свою - честную! - работу, по сути, занимается скупкой краденного. Система построена так, что деньги идут не снизу - как должно было бы быть при нормальной системе - а сверху. А сверху идут ТОЛЬКО краденные деньги. Потому что честных денег, заработанных своим умом или своим трудом, в России на данный момент, нет. И на кого бы ты не работал и что бы ты не делал - ты, в итоге, занимаешься скупкой краденного. Это как заправляться на "Роснефти". Кто кинет камень в женщин, работающих на заправках "Роснефти" где-нить под Тверью? Я - нет. Но они ведь торгуют краденным. И зарплату получают от продажи краденного. Все мало-мальски значимые деньги в России сейчас идут от воровства.
Вариант второй - уход от налогов. Если честно платить все налоги, выполнять все инструкции и законы, заполнять все бумажки и носить их во все инстанции - возможности делать дело не будет. Ты просто потонешь в этих бумажках. И никогда не выйдешь даже в ноль. Что мне и показал наш опыт с журналом.
Вариант третий - давать взятки. Налоговикам, ментам, пожарной охране, санэпидемстанции, и туевой хуче всех остальных проверяющих и контролирующих инстанций.
У меня есть знакомый, который начинал свою карьеру контролером в электричках. Схема там была простая - зайцы бегают из вагона в вагон, он их ловит, снимает бабки, что-то оставляет себе, процент несет начальству. Сейчас этот мой знакомый стал начальником. Где-то там в РЖД. Достиг уровня, что теперь просто ходит с проверками.
Но я ж себя знаю. Я же знаю, что если этот мой знакомый придет ко мне и скажет - вот тут у тебя оформлено не так, тут печать не та и не там, тут параграф нарушен, а тут тираж прописан неправильно, давай сто штук и замнем это дело, я вместо денег дам ему в лицо, на чем мой бизнес и закончится. Причем закончится хреново - без квартиры и с большим сроком за плечами.
Можно, конечно, не доводить до этого, и в нужное время подслащивать товарищей "Хенесси ИксО" и коробкой зефира, но тогда я потеряю семью.
Потому что моя жена уйдет от меня.
- Я выходила замуж за другого мужика, рожала дочь от другого мужика и я хочу, чтобы моя дочь видела другой пример, а не взяткодателя, не мошенника и не жополиза. Если ты прогнешься хоть на копейку, если ты покажешь, что какой-то взяткоприемник сильнее тебя, если ты покажешь мне, что я вышла за чумохода, который ложится под такое говно....
И будет права. Именно поэтому я на Ольге и женился.
В итоге - как ни крути - остается один вариант: зарабатывать хоть какие-то приличные деньги, не теряя достоинства - невозможно.
Других выходов не вижу.

ЗЫ: Ну, а вы как решаете этот диссонанс?