StarshinaZapasa (starshinazapasa) wrote,
StarshinaZapasa
starshinazapasa

Category:

ОТРАБОТАННЫЙ МАТЕРИАЛ 3

Российско-Американская комиссия по поиску военнопленных и пропавших без вести была создана в 1992-ом году, после встречи Бориса Ельцина и Джорджа Буша-старшего.
В двухтысячных российская сторона свою деятельность в Комиссии прекратила.
Американская продолжает работать.
Отправляясь на встречу с руководителем московского офиса Майклом О'Харой, я ожидал увидеть предупредительного адъютанта,который проведет меня обитыми дубовыми панелями длинными коридорами в кабинет с портретом президента Буша, а также лампасы, фуражку и черный «Виллис» с мигалкой под окном. Подполковник О'Хара ожиданий не оправдал. Он, одетый в обычный рабочий камуфляж, сам встретил меня у подъезда, попросил извинения за свой (кстати, весьма неплохой) русский и сразу предложил на «ты».


Подполковник сухопутных войск Майкл О`Хара. Служил на различных должностях в Южной Корее, США, Европе, странах СНГ, России. На должности начальника московского офиса американской стороны в Совместной комиссии будет работать два года, потом уедет в очередную командировку — возможно, в Ирак. В структуре комиссии работал старшим аналитиком по ГУЛАГу и по холодной войне.

Майкл О'ХАРА: «У ГОСУДАРСТВА ЕСТЬ ДОЛГ ПЕРЕД СВОИМИ СОЛДАТАМИ…»

— Майкл, как сейчас работает комиссия?
— Американской стороной в Совместной комиссии сейчас руководит четырехзвездный генерал Фоглсонг, бывший главком ВВС США в Европе, получивший назначение от президента Буша. Генерал Фоглсонг отчитывается только перед президентом. А вообще существующее в структуре МО США Управление по делам военнопленных работает по всему миру. Его бюджет — 60 миллионов долларов. Деятельность Совместной российско-американской комиссии — это лишь часть работы. Мы работаем на территории бывшего СССР и Восточной Европы по четырем направлениям — Вторая мировая, корейская, вьетнамская и холодная войны. Мы репатриировали останки восьми американских солдат периода Второй мировой и восемнадцати военнослужащих, погибших во время холодной войны. Мы также прояснили судьбы более 380 пропавших без вести в Корее. К сожалению, пока нам не удалось найти никого из тех, кто пропал без вести во Вьетнаме.
— Вы занимаетесь поиском только американских граждан?
— Всех. Когда поступают запросы от граждан России, мы работаем над ними в первую очередь. В ходе работы с документами советского 64-го истребительного авиакорпуса, воевавшего в Корее, мы установили судьбы сорока семи из сорока девяти пропавших без вести советских военнослужащих. Всего же в нашем списке советских потерь в Корее — около 400 фамилий.
— Сколько человек этим занимаются?
— На нашей стороне — девять членов комиссии. С российской стороны работали 48 человек.
— Правильно ли будет тогда говорить, что американская сторона в составе девяти человек сделала в восемь раз больше, чем российская в составе 48 человек?
— Нет, это неверно. Комиссия представляет собой орган более высокого уровня, при нем работают технические сотрудники. Мы — офис поддержки, который и ведет каждодневную работу. Когда существовал такой же офис с российской стороны, там тоже было не очень много сотрудников, но они делали большую работу — и в нашей Совместной комиссии, и в российской президентской комиссии по делам военнопленных, интернированных и пропавших без вести. Когда генерал-полковник Волкогонов был сопредседателем с российской стороны, у нас были очень хорошие отношения. Сейчас о работе российской стороны я ничего не могу сказать.
— Почему?
— Вся проблема в том, что такого офиса у российской стороны больше нет. Получается, что Россия в комиссии никак не представлена. После переизбрания президента Путина на второй срок была проведена реформа администрации, в результате чего российский офис поддержки расформировали. Два года назад нам сообщили, что это была ошибка. Год назад мы узнали, что генерал Шаманов возглавит российскую сторону в комиссии. Однако президентский указ о составе комиссии так и не появился. Впоследствии мы получили информацию из МИДа о том, что российскую сторону возглавит г-н Неверов. Нам говорили, что документы по финансированию работы российской стороны уже находятся на согласовании в Минфине. Полтора месяца назад мы узнали от господина Неверова, что российским сопредседателем будет все-таки генерал Шаманов.
— То есть в России поиск ведется на общественных началах, государство этим не занимается — я правильно понимаю?
— Я могу говорить лишь о работе нашей комиссии. В недавнем прошлом российская сторона имела структуру, аналогичную американской… В настоящее время такой структуры нет.
— Чечней вы, естественно, не занимаетесь…
— Нет. Американская сторона никогда не работала по Чечне. Мы передавали российской стороне материалы, касавшиеся захваченного боевиками российского офицера. Эти материалы были обнаружены в ходе операции американских войск в Афганистане. Что касается советско-афганской войны, то США передали России сведения, прояснившие судьбы 163 советских граждан, пропавших без вести. Еще российской стороне было передано 3000 наборов для анализа крови и ДНК для 124-й судебно-медицинской лаборатории в Ростове-на-Дону. Мы сотрудничаем с «Боевым братством» Бориса Громова, с ветеранской организацией генерала Аушева. В октябре 2005 года представители этой организации посетили Центральную судебно-медицинскую лабораторию вооруженных сил США на Гавайях. Они привезли туда останки советского солдата, которые недавно были найдены в Афганистане. Исследование проводилось совместно российскими и американскими специалистами. В результате список фамилий тех, кому могли принадлежать эти останки, сократился с сорока до четырех человек. Мы надеемся на продолжение этой работы.
— Майкл, как вы для себя понимаете свою работу? Все-таки подполковник, являющийся частью военной машины и при этом лично ищущий солдат своей страны, — у нас так не принято…
— У государства есть долг перед своими солдатами. И количество пропавших не имеет значения. Если есть хоть один, нам нужно его искать. Никто не должен быть забыт.


P.S. Сотрудники Совместной комиссии по делам военнопленных и пропавших без вести просят всех, кто когда-либо видел, слышал, общался с американскими военнопленными в период Второй мировой войны, войны в Корее, вьетнамской и холодной войн и располагает какой-либо информацией о них, связаться с ними по адресу:
121099, Россия, г. Москва, Большой Девятинский переулок, 8, Посольство США
Управление по обеспечению работы Совместной комиссии по делам военнопленных и пропавших без вести (JCSD-M/POW-MIA)
Телефон: (495) 728-5123, факс: (495) 728-5139.

Новая Газета, 2006
Tags: ВОВ, Первая Чечня, Чечня, армия, ветераны, война, люди, отработанный материал, пленные, рассказы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Большой спорт и война.

    Кто зарабатывает на Олимпиаде. Если вчера пропустили Приятного просмотра

  • С пятницей!

  • Чому ми досі не в НАТО

    Скомпилировал вот свои мысли по поводу происходящего. Чому ми досi не в НАТО, вырванный контекст Арахамии, пропал мальчик, работает Президентом,…

Buy for 500 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

Recent Posts from This Journal

  • Большой спорт и война.

    Кто зарабатывает на Олимпиаде. Если вчера пропустили Приятного просмотра

  • С пятницей!

  • Чому ми досі не в НАТО

    Скомпилировал вот свои мысли по поводу происходящего. Чому ми досi не в НАТО, вырванный контекст Арахамии, пропал мальчик, работает Президентом,…