StarshinaZapasa (starshinazapasa) wrote,
StarshinaZapasa
starshinazapasa

Categories:

Путинская стабильность

"ОВД-Инфо" опубликовали свой первый годовой отчет по задержаниям людей на массовых акциях. "ОВД-Инфо" создал года полтора назад Гриша Охотин - уволенный из РИА Новости за опубликование внутренней переписки, в которой ему приказывали цензурировать новости, журналист. Сейчас "Овд-Инфо" превратился в мощнейшую и, кажется, единственную базу по задержанным на акциях. Все это также на голом энтузизаме, ессно.
Итак, вчера - их первый доклад за год. Собственно говоря, все это ты и так каждый рз видишь живьем. Но вот когда это все структурировано и сведено вместе, то портрет страны становится... Ну, в общем, Чулпан Хаматова предпочитает Северную Корею? Вот вам Северная Корея. Получите и распишитесь.
К прочтению обязательно.
В конце - пара моих комментариев.

"ИЗБИЕНИЯ И ГОСПИТАЛИЗАЦИЯ.
31 января 2012 года на традиционном митинге “Стратегии-31” при задержании были избиты трое протестующих:
“Марата Салахиева задержали первым. В автобусе полицейский поинтересовался, один ли он, и, получив утвердительный ответ, ударил Салахиева по голове, сообщает сам Салахиев. При этом сотрудники полиции отняли у него паспорт. Михаил Щукин был избит в автобусе сотрудниками полиции, у него серьезная ссадина на правой скуле. Арсения Мещерякова полицейские избили перед тем, как завести в автобус. Его били в пах, по ногам и по голове. На левой ноге у Мещерякова серьезная ссадина”.
8 мая 2012 года на Чистых прудах был задержан Георгий Дорохов, которому при задержании выбили зубы.

31 мая 2012 года на Триумфальной площади при задержании был избит Валерий Цатуров, позднее у него “обнаружили закрытую черепно-мозговую травму. Цатурова госпитализируют в 14-ю больницу с сотрясением мозга и гипертоническим кризом”.

13 июля 2012 года на пикете “Другой России” у станции метро “Новокузнецкая” при задержании был травмирован активист Игорь Щука:
“По сообщению Сергея Фомченкова в “Фейсбуке”, еще одного задержанного, Игоря Щуку, "полицейские при задержании сильно ударили головой об автобус. После чего Игорь потерял сознание. В данный момент Игорь без сознания лежит на асфальте возле полицейского автобуса”.

11 октября 2012 года в ходе акции в поддержку политзаключенных на Красной площади было задержано 9 человек, в том числе Дарья Гладских. При задержании полиция прищемила ей руку дверью полицейского автомобиля. Поскольку полиция долгое время отказывалась госпитализировать Гладских, она потеряла большое количество крови, палец был сломан. Позднее она была госпитализирована в 6 городскую больницу.

24 октября 2012 года на пикете у посольства Китая полиция избила троих активистов “Другой России”, сломав одному из них нос:
“Шестеро другороссов задержаны у посольства Китая после акции против китайской экспансии, у одного из них сломан нос. Куркин, Попов и Авдюшенков избиты дубинками, причем первому полицейские сломали нос”.

26 ноября 2012 года на пикете у здания ФСИН в Москве в поддержку заключенных ИК-6 в Копейске при задержании потеряла сознание 66-летняя Вера Черемисова:
“Черемисовой стало плохо в момент задержания, и она упала в обморок, сообщают очевидцы, однако сотрудники полиции все равно "затащили" женщину в автозак и отказались дожидаться скорой помощи. В автозаке женщине не стало лучше, сообщали ОВД-Инфо задержанные вместе с ней, однако доступ к медицинской помощи она получила только через сорок минут, после того как задержанные были доставлены в ОВД “Якиманка”. В данный момент Черемисова госпитализирована в 55-ю городскую больницу”.


АВТОЗАК КАК ПЫТКА


Нахождение в полицейском транспорте после задержания и до доставления в ОВД наиболее опасный этап задержания. Полицейский автобус или автозак — пространство, изолированное от наблюдателей, чем пользуются сотрудники полиции для избиений и угроз.

Рассказывает журналистка Дженни Курпен, задержанная 6 мая 2012 года на улице Тверская:
“Внутри в клетке уже находились Бабченко, Дмитрий Смирнов и еще несколько незнакомых мне задержанных. В предбаннике находились Надежда Низовкина, Татьяна Стецура и еще один незнакомый мне задержанный. Двое сотрудников держали Низовкину со Стецурой за шею, заломив их руки за спину и блокируя возможность двигаться. Кроме трех задержанных и двух ОМОНовцев, в помещении перед клеткой находилась одна сотрудница полиции в форме и еще одна в штатском. Сотрудница в штатском снимала нас и все происходящее на профессиональную видеокамеру.
Перед тем, как автозак тронулся сотрудники, удерживавшие Стецуру, начали бить ее головой о поручень у двери, я стала снимать. Сотрудница с камерой стала кричать, что я не имею права на съемку внутри автозака и требовала выключить камеру. В полуметровом пространстве перед клеткой возникла потасовка.
Мы ехали около часа. На протяжении всего времени сотрудница с камерой хамила задержанным, провоцировала агрессивные высказывания и действия и затем снимала это все на камеру. Так, она говорила запертому Аркадию Бабченко: «Ты нищеброд и алкаш, которого вып..ли с работы за пьянку, и поэтому обозлился и поперся х..ней заниматься». Другому задержанному: «Тебе бабы не дают, вот и страдаешь х..ней». Стецуре и Низовкиной говорила, что «девушки просто пообниматься захотели с молодыми людьми, вот и пошли нарываться», говорила: «Вы тут все жиды и поэтому работать не хотите, и за вас мы вынуждены работать», «книжки читаете вместо того, чтобы работать». Позже, вероятно, кто-то из коллег позвонил ей и дама произнесла демонстративную речь о том, как ей «все это осто..ло», что «скорее бы закончился рабочий день» и что «ходят тут эти говножуи и права какие-то качают вместо того, чтобы работать». Важно заметить, что антураж сотрудницы в полной мере соответствовал жизненным принципам, речи и общей ее дикости: желтеющая крашенная блондинка лет 30-35 с похабным макияжем, в леопардовом мини-платье, сетчатых чулках и туфлях на каблуках, такая рыночная торговка, мотивированная классовой ненавистью.
Когда я спокойно сообщила ей, что по факту угроз, оскорблений и нанесения мне материального ущерба (сломанная камера) будет подано заявление в прокуратуру, у нее резко сменился тон с безразлично-хамского на истерический. Она занервничала и стала на меня орать. Стала угрожать мне уголовным делом, сказала, что в отделе к нашему прибытию уже будет лежать готовое заявление о том, что я ее обокрала или что я участвовала в «массовых беспорядках на Болотной площади и нанесла ножевые ранения сотруднику ОМОН»”.

Угрозы и избиения в автозаке имеют систематический характер.
5 марта 2012 года 56-летняя Татьяна Кадиева была задержана на Лубянской площади и избита сначала в автозаке, а потом на улице рядом с ОВД Замоскоречье. По ее словам, в автозаке ей устроили “темную” — ее били несколько сотрудников полиции, накрыв курткой. Затем при выходе из автозака ей нанесли удар ногой по голове. После ночи, проведенной в ОВД, ее повезли в суд и по дороге с силой ударили головой об автомобиль. 7 марта Кадиева была госпитализирована в 1 городскую больницу: у нее обнаружены “множественный перелом носа со смещением. Синяки на руках, ушибы — в том числе головы. Подозрение на сотрясение мозга”.

1 апреля 2012 года после задержания на Красной площади в одном из полицейских автобусов задержанных “избивали сотрудники ОМОНа после требования представиться. Задержанные засняли избиения на видеокамеру”.

Не менее распространено использование автозака как пыточной камеры — в холодную погоду автозаки не всегда отапливаются, в дополнение к этому сотрудники полиции могут специально открыть двери. В жаркую погоду в автозаке, наоборот, закрываются все окна, зафиксированы случаи, когда полиция специально включает отопление.

31 июля 2012 года Амира Хайруллина "затащили в автобус, закрыли окна и двери и со словами "Подыши немного" врубили печку". Сам Хайруллин рассказал ОВД-Инфо, что перед тем, как закрыть его в автозаке, у него отняли воду. Температура в Москве в этот день: 30 градусов тепла.

2 августа 2012 года Юрий Емельянов был задержан у Хамовнического суда, где проходил пикет в поддержку Pussy Riot: “В данный момент задержанный находится в автозаке — по словам Емельянова, сотрудники полиции закрыли в автозаке все окна и применяют к нему "пытку духотой"”. Температура в Москве в этот день: 25 градусов тепла.

26 ноября 2012 года доставленные к ОВД “Якиманка” “задержанные уже более часа находятся в автозаке с открытыми дверьми — в ОВД их не заводят, автозак не отапливается”. Температура в Москве — -3 градуса.

Как пытку стоит рассматривать и наполнение помещения автобуса или автозака выхлопными газами.

5 марта 2012 года 18 задержанных на Пушкинской площади после доставления к зданию ОВД “Лефортово” не выпускали из автобуса более полутора часов, ”внутрь автобуса пускают выхлопные газы”.

15 ноября 2011 года на Триумфальной площади состоялась акция “Выборы без оппозиции — преступление!”, рассказывает задержанный Марат Салахиев:
“...в автозаке нас оказалось 19 человек, выключили свет. Мы стали протестовать, сил еще хватало на несколько десятков лозунгов. Но лозунгами не обошлось и автобус начал раскачиваться из стороны в сторону. Реакция ментов не стала ждать, водитель резко дал по газам и так же резко затормозил. Задержанные сорвались с решеток, некоторые упали. Тут же в адрес ментов полилась отборная русская брань. Автобус вновь начал раскачиваться, но водитель опять же применил свой подлый метод. Так продолжалось несколько раз и в один из моментов я учуял запах выхлопных газов и гари, остальные так же почувствовали что дышать становиться труднее. Свет не включали, включали лишь для того чтобы нас пересчитать. В лучах телефонных фонариков резко различался едкий сизый дым...”

21 июля 2012 года задержанные провели в автозаке практически весь день:
“Семеро активистов, доставленных сегодня к 12.00 для разбирательства их административных дел в судебном участке №399 Замоскорецкого районного суда, до сих пор находятся в автозаке”. Активисты также сообщают, что сотрудники полиции запрещают передавать задержанным в автозак еду, а сами задержанные вынуждены "с боем" прорываться на улицу для посещения туалета”.



ИЗБИЕНИЯ В ОВД
В подавляющем числе случаев избиения задержанных проходят вне территории ОВД, однако периодически случаются эксцессы и внутри отделений полиции.

31 марта 2012 года активиста "Солидарности" Дениса Юдина избили в ОВД “Басманный”: он “сообщил, что его били головой об стену, били в пах, пережимали артерии почти до потери сознания. Сейчас Юдина поместили в камеру предварительного заключения”.

8 сентября на акции "Балаклавинг" были задержаны восемь человек, в том числе несовершеннолетний Андрей Новичков (корреспондент “Граней.Ру”) и активист Вадим Дергачев. По их словам, в ОВД "Тверской" они были избиты. В интервью “Новой газете” Новичков рассказывает:
“Меня таким же образом вывели из зала, и он <заместитель начальника ОВД Сергей Никитин> приказал подчиненным схватить меня за шею. Давал щелбаны по глазам, чтобы я на него не смотрел". По словам Новичкова, избивавший его сотрудник полиции угрожал ему повесткой в армию и требовал отдать видеозаписи: "Сейчас я тебя оформлю как совершеннолетнего и дам повестку в армию — пойдешь прямо отсюда, даже родителям не сообщим!" Он был очень яростно настроен, будто его действительно довели. По лицу было видно, что он готов всех перестрелять. Потом меня еще раз ударили по животу. Он нагнул меня над перилами и пытался вырвать флешку из камеры. Но я успел ее перехватить и держал в руке. Тут Никитин заявил, что если я не отдам флешку, меня снова ударят. И действительно ударил меня по ногам”.
В возбуждении уголовного дела по данному инциденту Новичкову было отказано.

11 октября 2012 года в ходе акции в поддержку политзаключенных на Красной площади было задержано 9 человек и доставлены в ОВД “Китай-город”: “Как сообщил ОВД-Инфо Юрий Емельянов, вышедший на свободу, в ОВД “Китай-город” приехал известный оперативник Центра "Э" Алексей Окопный. После того, как Строганова силой подвергли дактилоскопии, у него пошла кровь, которая также насильно была взята для анализа. После этого Строганов был закован в наручники и увезен Окопным в неизвестном направлении. Емельянов также сообщил, что был избит Алексеем Окопным. Были нанесены удары в область солнечного сплетения, коленой по бедру и несколько пощечин. По словам Емельянова, Окопный сказал ему, что еще найдет его и "придавит как собаку"”.



ОТКАЗ В ГОСПИТАЛИЗАЦИИ
5 декабря 2011 года на Чистых прудах был задержан страдающий эпилепсией Валерий Юрцев и доставлен в ОВД “Таганский”. В ОВД другие задержанные в течение полутора суток пытались вызвать ему “скорую помощь”, однако сотрудники ОВД не допускали врачей в здание ОВД. Жена Юрцева прибыла к ОВД вскоре после задержания Юрцева и пыталась передать ему медикаменты, однако сотрудники ОВД отказались взять у нее лекарства. Врачи были допущены к Юрцеву только через полтора дня после задержания.

31 марта 2012 года в ОВД “Мещанский” находился “Владимир Гладышев, у которого, по всей видимости, сломано ребро, но “скорую” ему вызывать отказываются”.

7 мая 2012 года в ОВД “Соколиная гора” “несовершеннолетней задержанной на Чистых прудах Ксении Донской, пострадавшей при задержании, стало плохо, вызвали “скорую”, полиция не пропускает “скорую” к пострадавшей”.

ОНК в своем отчете о посещении московских ОВД 6—7 мая 2012 года, когда большинство задержанных на Болотной площади были избиты при задержании, заключает:
“Усматриваются признаки давления силовых структур на сотрудников медучреждений в интересах обвинения”.



УСЛОВИЯ СОДЕРЖАНИЯ
Рассказывает Аркадий Бабченко, задержанный 6 декабря 2011 года на Триумфальной площади:
“Из актового зала нас группками по 3-4 человека стали заводить в камеру для административно задержанных (КАЗ). КПЗ у нас был рядом, там нары были, а в КАЗ нас набили 20 человек — 19 мужиков и одну девушку (Толокно оставили просто в коридоре, на лавочке). Камера наша была примерно 4 на 4 метра, лежать не было там никакой возможности, и даже сидячих мест на всех не хватало. Часам к четырем ночи мы попросили у полиции пакеты, мы их разорвали и положили на пол — потому что пол ужасно грязный — и стали укладываться спать, но даже в таком варианте места на всех не хватало и периодически человека 3-4 оставались стоять, такая ротация
Отвели к дознавателю, это была женщина, она назвала меня «тупым таджиком», взяла какие-то минимальные показания, а дальше отвели в актовый зал и начали составлять протокол. Они все были распечатаны под копирку, по статье 19.3 ч.1 — «неповиновение сотрудникам милиции и препятствие движению на проезжей части». Протоколы заполняли до двух-трех ночи. Все это время люди еще сидели в автобусе, ждали своей очереди — последней вывели Надю Толокно, художницу из группы «Война», я слышал, как кто-то из начальства сказал: «Вот эту в желтой куртке выводим последней, она вые...вается слишком много» (прошу прощения — это дословно)”.

Рассказывает Илья Воронцов, задержанный 5 декабря 2011 года на Чистых прудах:
“Первую ночь мы спали в актовом зале на креслах и на полу, потому что КПЗ рассчитано только на 10 человек, а нас привезли 28. Еду милиционеры не готовят — столовой у них нет, и мы питались тем, что привозили совершенно незнакомые люди и родственники. Кто-то передал нам пять огромных пицц, мы смогли съесть только две и три отдали нашим полицейским”.

Проблему питания отмечает в своем годовом докладе за 2011 год и уполномоченный по правам человека В. Лукин в связи с задержаниями 5 декабря 2011 года. 13 месяцев мониторинга ОВД-Инфо показывают, что питание задержанным не предоставляется практически никогда, более того, нередко сотрудники ОВД отказываются передавать задержанным воду и еду, привезенную родственниками и знакомыми.



СИЛОВОЙ РАЗГОН ПРОТЕСТУЮЩИХ
Полиция практикует силовой разгон оппозиционных мероприятий, при котором насилие применяется к протестующим без всякого повода. Наиболее известный случай — разгон согласованного “Марша миллионов” 6 мая 2012 г., однако это не единичный случай даже в хронологических рамках данного доклада.

Из отчета Уполномоченного по правам человека В.Лукина:
“Начались задержания. Первоначально ОМОН действовал вполне корректно и адекватно ситуации. Однако вскоре применение силы стало явно избыточным. Полицейские избивали людей, не оказывавших сопротивления, били резиновыми палками по головам демонстрантов. <...> Применяется сила к случайным прохожим”.
6 мая на Болотной площади и на Тверской, по данным ОВД-Инфо, было задержано около 650 человек. В ходе проведения мониторинга 6 мая 2012 г. ОВД-Инфо зафиксировало жалобы на избиения и травмы практически в каждом ОВД. Отчет Общественной наблюдательной комиссии по г.Москва дает представление о том, как проходили задержания:

“Тихомиров О., 27 лет, выглядел ужасно, с опухшим и подбитым глазом, находился в КАЗе за решеткой с другими задержанными на площади людьми (их в тот момент было 7 человек), в клетке были и лица без определенного места жительства. Во время давки, по его словам, ОМОНовцы выдернули его из толпы и нанесли травму глаза. Члены ОНК вызвали Тихомирову “скорую помощь” и он был госпитализирован.
Устинов Д. сообщил, что при задержании его хватали за волосы и били головой об автозак, ударили два раза, били в пах ногой, били дубинкой по ногам, показал следы избиений. Во время избиений в глазах темнело. В момент собеседования с ОНК он чувствовал себя плохо, его сильно тошнило.
Лайков Д. показал разбитое лицо, правую бровь, его терли лицом об асфальт. Повреждены (растянуты) мышцы груди, когда выкручивали руки и тащили в автозак.
Всего в ОВД “Сокольники” было доставлено 31 человек, по оценкам полиции 70% из них — с повреждениями), части из них были вызваны машины скорой помощи”.
ОНК приходит к тому же выводу, что и Уполномоченный по правам человека:

“Есть все признаки «несоразмерного применения силы» полицией во время и после митинга 6 мая. Расшифровка термина: под «несоразмерным» понимается: а) применение такой силы, которая чрезмерна по сравнению с законной целью применения силы; б) ответ, неадекватный возникшей угрозе”.
Свою оценку произошедшему 6 мая на Болотной площади дала и исполнительная власть в лице Дмитрия Пескова, пресс-секретаря только что ставшего президентом Владимира Путина: по его мнению, “ОМОН действовал слишком мягко”, надо было “размазать печень митингующих по асфальту”.

Рассказывает задержанный на Пушкинской площади 5 марта 2012 года:
“Не церемонились. Со спины чья-то рука в перчатке схватила меня за лицо и начала нащупывать рот. Сосед крикнул: "Осторожно!" Я вывернул голову, но был схвачен за... шапочку. Ага, вот такой болевой прием от полиции. Шапочка слетела, я было обернулся за ней, но получил удар в челюсть. Отвечать нельзя! Делаю несколько шагов вперед, меня пытается сбить с ног подлетевший сбоку боец. Хватает меня за одежду, срывает фотоаппарат. Фотик летит под ноги сминаемой толпе, а я сзади получаю удар электрошокером под колено. От неожиданности падаю”.
Применение спецсредств — электрошока — находит доказательство и в другой истории очевидца: “Сегодня у них не было щитов, только дубинки и электрошок. Начинают тыкать шокерами в ноги впереди сидящих”.

Гражданской активистке Алене Поповой при задержании была сломана рука, она же свидетельствует в интервью радио “Свобода”, что видела “грузинскую журналистку из "Рустави", она сидела под фонтаном с камерой, снимала происходящее, и ее били ногами по лицу. У нее все лицо было в крови”.



ЗАДЕРЖАНИЯ ЖУРНАЛИСТОВ
5 марта 2012 года на Лубянской площади вместе с протестующими были задержаны журналисты ИД “КоммерсантЪ” и газеты “Московские новости”.

Рассказывает Глеб Щелкунов, фотокорреспондент ИД “КоммерсантЪ”:
“Завели в автобус. Там уже пара задержанных. Девушка вцепилась в решетку и не дает закрыть дверь. Полицейские безрезультатно пытаются разжать ей руки. Раздается голос: «Давай зажигалку», — и в полутьме после щелчка загорается огонек. Судя по комментариям, собираются прижечь руку, но, видимо, моя камера их останавливает. Отзваниваюсь в редакцию. Сообщаю о случившемся. Показываю сотрудникам МВД пресс-карту. Отвечают — разбирайтесь с начальством. Прошу позвать старшего. Никакого эффекта”.

Корреспондент газеты “Московские новости” Павел Никулин, также задержанный 5 марта, рассказал РИА Новости, что “четверо полицейских схватили его и потащили к ПАЗику, а затем закинули туда, ударив головой о ступеньки, несмотря на то, что он продолжал кричать, что является журналистом”. Никулин потребовал возбуждения уголовного дела против сотрудников полиции, а сам был обвинен по ст. 20.2 КоАП, однако суд его оправдал.

На этой же акции была избита журналистка радиостанции “КоммерсантЪ ФМ” Ульяна Малашенко — она получила удар дубинкой по голове и позднее была госпитализирована с сотрясением мозга.

Всего за год было произведено 5169 задержаний
Полностью доклад здесь: http://reports.ovdinfo.org/2012/report/

От себя: Павла Никулина задержали при мне. Как раз в тот самый момент, когда меня втолкнули в автозак, четверо или пятеро ОМОНовцев его... как бы это сказать-то... В общем, один взял его сзади со спины под мышки и сел с ним на лавочку, на этом одном менте они Никулина вчетвером распяли - руки в разные стороны, голову за волосы назад - и еще один начал его душить. Никулин, впрочем, отбивался аки лев.
Пуск выхлопных газов в автозак - это реально пытка. Дышать этим можно минуты три от силы, а нас везти могут и час-полтора, если далеко. Нас однажды везли далеко и к моменту доставки в ОВД я уже поплыл от реальности. Тошнило потом еще дня три.
Татьяну Стецуру при мне ударили коленом в лицо. Тогда же в стальном захвате, запрокинув голову назад, около часа держали Надежду Низовкину.
При мне же Сержу Константинову сломали палец - та самая баба с видеокамерой. Фото его сломанного пальца у меня есть.
Еще один незарегестрированный случай в копилку Овд-Инфо: заводят один раз в автозак, а там мент придавил коленом парня к лавочке и бьет его кулаком по лицу. В автозаке нас трое. Я у выхода. Ну я чего-то взбесился, схватил его за броник, развернул и сказал что-то типа "сейчас мы дверь запрем, отхерачим тебя тут и никто не узнает, это наша территория и ты сюда больше не заходи". Он понял, кстати.
Лично у меня шестого мая: гематомы на внутренней поверхности бедра, ушибы левой височной кости, ушибы челюсти, ссадины и кровоподтеки на правом предплечье, болевые ощущения в области внутреннего уха. Задокументировано.
На Триумфалке ментяра ударил меня берцем по голени. Сильно. Была гематома.
На моих же глазах Окопный самолично подсечкой бросил Марата Салахиева с бордюра подземного перехода спиной на асфальт с высоты более метра, потом прижал коленом грудину и ударил кулаком в челюсть. Сильно. Марат поплыл.
Воровство мобильников и попытка заведения уголовного дела за угон нашей же машины - этой осенью.
Два кабана, поджидавшие меня на моей же лестничной площадке - этой весной.
Пробитая голова японскому корреспонденту с лужей крови - на Марше несогласных, Рождественнский бульвар. Фото у меня есть.
Массовое избиение людей дубинками и затаптывание двух женщин цепочкой ОМОНа, удар щитом мне по камере, удар дубинкой по голове немецкого корреспондента - на Марше в Нижнем. Фото есть.
Пытка духотой, пытка холодом, пытка отсутствием сна, пытка голодом, недопуск в туалет, психологическое давление, оскорбления и прямые угрозы - это стабильно. Это стандартный набор.
Это - только то, что я сейчас вот, сходу в три часа ночи вспомнил. Если подумать - то еще два раза по столько же можно рассказать.
В общем, здравствуй, Православный Иран.
Ждем сверление ладоней дрелью, бензин под кожу и сигарные гильотинки на пальцы.
Распространение информации весьма приветствуется




Tags: менты, пытки, россия, тайм-спот, теракт
Subscribe
promo starshinazapasa june 10, 2022 09:45 413
Buy for 500 tokens
Продолжаем проект "Журналистика без посредников". Новоприбывшим френдам пару слов о сути. Предлагаю простую схему, работающую уже во всем мире. Которую вкратце можно охарактеризовать так: "я пишу что вижу, вы переводите, сколько считаете нужным", То есть, я пишу свои…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →