StarshinaZapasa (starshinazapasa) wrote,
StarshinaZapasa
starshinazapasa

Category:

Как мы делали "Поле Свободы"



Строй, в котором мы с вами живем, я характеризую совершенно однозначно - феодально-олигархичекая оккупация. К этой формуле я пришел после попытки провести фестиваль активистов протестных действий "Поле Свободы". Простое желание пообщаться с согражданами на природе вскрыло просто-таки геологические пласты фонтанирующего сюра приправленного бандитизмом. Юрий Мамлеев кусает себе локти от того, что мы живем в сбывшемся мире его мрачных фантазий.

...На следующий день в районе деревень Данилово и Старое началась карательная спецоперация. Все (!) въезды в деревни были перекрыты. Лес, обе деревни и два поля оцеплены. Не полной цепью, конечно, но тем не менее. Проход в лес запрещен. На станции - большинство участников собиралось ехать на электричке - установлен аусвайс-контроль. Пригнаны два автобуса и газель с полицаями. Съезды на поле перекопаны. Все. Через каждые десять - двадцать метров. Даже тропинки, по которым в лесок пописать ходят. На каждой козьей тропке установлен полицейский блок-пост. Чоповцы сидят под каждым кустом. Две машины с какими-то наблюдающими операми прибыли из Москвы и ненавязчиво стоят под деревцами. Журналистов со станции заворачивают обратно.
Я подъехал примерно к часу дня, как и намечалось, и первый кордон проскочил успешно, сложив лицо кирпичом и не обращая внимания на гаишников, которые, впрочем, не способные второй день работать в режиме ЧС, к тому времени вернулись к своему привычному делу, а именно - взыманию податей с проезжающего местного населения. Но через километр, при съезде на грунтовку, нашу машину все-таки остановили. Трое. В форме. Не представившись.


Предыстория вопроса, вкратце, такова. Восьмого сентября мы хотели провести фестиваль "Поле Свободы". Суть в том, чтобы собрать всех рядовых участников всех движений, направлений и толков, обеспечивающих протест до того, как мы увидим его на митинговых сценах - всех тех, кто создает группы, печатает и раздает листовки, стоит в цепях на Козихинском, воюют с чопами в Цаговском лесу, сидит в кутузке на Симферопольском и получает двадцатитысячные штрафы за выражение своего мнения. То есть всех тех, кто работает "на земле". И кто понимает, что протест пошел не совсем туда, куда мечталось и грезилось зимой.
Вот, видит Бог - ничего не замышляли. Ни экстремизма, ни революций, ни митингов, ни маршей. Какие там марши - за тридцать километров от МКАДА уехали. В Москве же нельзя теперь за политику больше трех разговаривать. Это очень дорого стоить стало. Вот и решили пару дней посидеть вокруг костра, пообщаться, всем вместе провести работу над ошибками, попытаться выработать новые стратегии и планы и не наступать больше на старые грабли. То есть - просто поговорить за политику. В лесу. В полусотне верст от Кремля. Который оттуда даже в телескоп не видно. На опушке, где никого нет. Все.
Выбрали место. Берег живописного озерца в Домодедовском районе. Недалеко от деревень Данилово и Старое. Закупили биотуалеты. Мусорные мешки. Обеспечили экологическую, санитарную, пожарную, экологическую, эпидемиологическую и прочие безопасности. Договорились насчет сцены. Арендовали палатки. Составили расписание выступлений и дискуссий. Ольга Романова, Александр Подрабинек, Саня Каменский, группы "Аркадий Коц" и ИБЖВ. Несколько сотен протестных активистов.
Подали информационное письмо в администрацию Домодедовского района. Не уведомление - там не надо ничего согласовывать, это лес - просто проинформировали о том, что приедем. Мало ли, может, администрация захочет людям прислать бригаду врачей подежурить, или наряд милиции для обеспечения порядка. Или пожарных. Это их дело. Наше дело - проинформировать.
Администрация индифферентно сказала "ок" и никаких вопросов больше не задавала. В течение двух недель.

Вопросы появились буквально за сутки до начала фестиваля. Во время проведения пресс-конференции одному из заявителей, адвокату Евгению Архипову (всего заявителей четверо, в том числе Игорь Мандаринов, Юлия Казакова и Марина Злотникова) позвонил некий господин и начал кричать, что вся земля, которая там есть, от горизонта до горизонта, принадлежит ему, вплоть до зеркала воды, что лес и озеро тоже его, что никакие палатки на своей опушке он нам ставить не разрешает, потому что это земли сельскохозяйственного назначения, и если мы установим на них постройки, то прокуратура предъявит ему обвинение. И вообще он вызывает ЧОП.
Фамилия этого господина - Сазонов. Управляющий чего-то там. И называет адрес, по которому готов встретиться обсудить ситуацию - улица Лесная, дом три.
На улице Лесной дом три находится компания "Coalco". Владеет ей некий Василий Анисимов.
Поверхностное гугление поведало, что господин Анисимов, оказывается, является миллиардером и находится на 33 месте в списке "Форбс" с состоянием 3,6 миллиарда долларов (сколько ж их расплодилось-то в благословенные путинские годы? Я, например, про Василия Анисимова до прошлой недели слыхом не слыхивал). Партнер Алишера Усманова. Совладелец холдинга "Металлоинвест". Бывший держатель контрольных пакетов Братского алюминиевого и Красноярского алюминиевого. Владелец контрольных пакетов 11 алкогольных предприятий России, ранее входивших в "Росспиртпром" и выкупленных у ВТБ. Ну и конечно, кто бы сомневался - тада-дам! - президент Федерации дзюдо России.
Ну и до кучи лэнд-лорд 18 000 (прописью - восемнадцати тысяч) гектаров земли. Это только в Домодедовском районе. Вместе с владениями в Солнечногорском районе цифра возрастает до 22 тысяч гектаров. По остальным районам открытые источники нам ничего не сообщают.
На эти земли у господина Анисимова грандиозные планы. Например, он хочет переселить туда господина Медведева со всем его правительством впридачу, для чего на восьмиста гектарах предлагает построить парламентский центр. А взамен отдать ему в управление правительственные здания в центре Москвы. Общий доход от сдеки оценивается в четыре ядра баксов. Такой вот бизнес по-русски.
Или, например, по словам другого господина, Дмитрия Городецкого, руководителя администрации городского округа Домодедово, которые он произнес в интервью информационному порталу "Белые столбы" не далее как 19 августа, около той самой деревни Данилово планируется возведение центра международного экономического и политического сотрудничества (интересно, а мужики-то знают?). Кто с кем и о чем там будет сотрудничать, не разъясняется, но зато уточняется, что "по поручению президента Российской Федерации в правительстве страны прорабатывается этот вопрос" и "там несколько сотен гектаров, которые по генплану предусмотрены под застройку деловыми и жилищными объектами" (эй-эй, а как же земли сельхозназначения? За постройку на них бизнес-центра прокуратура разве не заругает?). А также "речь идет о прокладке дороги от Домодедово на Коммунарку и Жуковский. Дорога протяженностью более 60 км и стоимостью несколько десятков миллиардов рублей". В общем, планов, как мы видим, громадье.
А тут мы со своими палатками, "Россией без Путина", "Свободой собраний всегда и везде" и прочим экстремизмом. Кому это понравится. Как эту оскверненную землю потом правительству впаривать? Некошерно. Да и с товарищами по партии жуликов и воров некрасиво выходит.
Поэтому нам предлагают ставить сцену на глади поверхности воды, вызывают ЧОП, запрещают проведение мероприятия, а для лучшей впитываемости информации приглашают в логово на Лесную три. В пятницу. В фактический день начала фестиваля. Когда переиграть уже ничего нельзя.
Кто бы сомневался-то.
Ну, ок. Приедем. С журналистами.

Пятница началась с того, что в восемь тридцать утра Марине Злотниковой позвонили из чего-то там управления сельским хозяйством чего-то там администрации Домодедово и объявили, что в наш овраг уже введена вооруженная охрана, дорога то ли перекопана, то ли будет перекопана и при попытке собраться числом более трех к нам "будут применены меры самого жесткого реагирования". На возражения о том, что двадцатиметровая зона вокруг озера вообще не может принадлежать частным лицам, а также на ссылку на Федеральную службу государственной регистрации, кадастра и картографии, на сайте которой совершенно четко указано, что пространство вокруг водоема длинной примерно метров 600 и шириной метров 70 никому не принадлежит, управляющий чего-то там сельским хозяйством не реагировал и предлагал решать все вопросы с собственником.
Хорошо. Мы и так к "собственнику" приехали.
Логово олигархии оказалось впечатляющим. Охрана не хуже чем в аэропорту. Рентгеновские стаканы. Тонированная бронировка бюро пропусков. Охрана в устрашающей форме.
Сам господин Сазонов, оказалось, уехал на совещание в правительство и с нами разговаривал очередной Зам Замыч. Вполне, впрочем, адекватный и спокойный человек.
Прессу, конечно, не пропустили и рентгеновские стаканы поглотили трех заявителей, оставив нас дожидаться результатов за бронестеклом.
Переговоры трудового народа с волчьим капитализмом начались с цитирования Водного, Лесного и Уголовного кодексов, а также все той же картографическо-кадастровой выписки и предложения не нарушать закон во избежание последующих осложнений и отягчений при проведении грядущей люстрации. На что олигархия согласилась на удивление легко. Зам Замыч признал, что река им не принадлежит, озеро тоже, лесочек находится в ведении Лесфонда и проведению фестиваля они препятствовать не намерены, при условии, что и мы не будем залезать на их поле экологически чистой продукции. И еще просили не шуметь больше в прессе.
Немного отступая в сторону - шум, надо признать, вышел знатный. Про олигарха Анисимова, купившего поле, озеро и лес свободы, написали все ведущие информ-агентства, все политические издания, пост вылез в ТОПы всего чего только можно, Навальный кинул ссылку в твиттере и даже Наталья Ветлицкая, сделав перепост , добавила у себя в блоге еще несколько познавательных фактов из жизни нашего героя. Какже все-таки надо достать людей, чтобы даже певицы в стране начали бороться с властью? Где "Россия будет свободной" и где "посмотри в глаза, я хочу сказать"? Две совершенно непересекающиеся вселенные, по-моему.
Больше всего людей возмутил тот факт, что, по словам местных жителей, чоповцы господина олигарха под шумок стригут по сто рублей с бабулек, собирающих грибы в барском лесу. Об этом нам поведали сами местные жители. Фамилию Анисимова в Домодедовском раоне знают хорошо.
Короче говоря, переговоры закончились полной победой трудового народа. Олигархия отступила.
Окрыленные, мы поехали на Поле Свободы, устанавливать сцену, биотуалеты и вообще готовится к проведению фестиваля.

Но не тут-то было. Олигархия, в лице господина Сазонова, вернулась с совещания в правительстве и нанесла ответный удар. Уже на полпути адвокату Архипову позвонили из УВД Домодедово, сказли что им пришел факс от землесобственника, в котором он указывает, что и поля, и река, и озеро и лес - все его, все не народное, и что на основании этого они начинают принимать меры.
И меры таки были приняты.
Нам был выслан официальный отказ в проведении мероприятия из администрации - хотя мы их, собственно, и не спрашивали. Нам было выслано официальное предупреждение о недопустимости на основании нового закона "больше трех не собираться" из УВД. На городском форуме появилось просто шикарнеейшее письмо разгневанных жителей к кормильцу с просьбой недопущения некоего мероприятия, организованного "сомнительными и малоизвестными личностями, позиционирующими себя, как граждане России в изгнании, где то за границей нашей Родины". Жители не хотят "что б нам было стыдно за то, что подобное будут видеть наши дети, не было обидно за поруганную природу и беспричинный вандализм" на "нашей родной земле".
А съезд с трассы М-4 был перегорожен машинами полиции.



Наш фургон со сценой и палатками был задержан и - внимание! - подвергнут обыску. Без каких-бы то ни было на то оснований. Просто взяли и начали копаться в оборудовании. Въезд и выезд в деревню перекрыты - как для машин с московскими номерами, так и для местных жителей, которых скопилось несколько семей - не пускали никого. На вопросы полицаи отвечать отказывались. На нормы законодательства, по которым они действуют, ссылаться отказывались.
В итоге позвонил сам начальник Домодедовского УВД господин Хаецкий и позвал заявителей к себе.

Переговоры с полицаями были краткими. Господин городовой заявил, что разгонять будет в любом случае. Есть ли согласие собственника (какого собственника - это наша земля, общая!), нет ли согласия собственника - ему плевать. Разгоним, а потом на нас в суд подавайте. Это дословно.
Вот тут я и вывел для себя формулировку "феодально-олигархическая оккупация". Живем мы с вами, друзья мои, именно при таком строе. При котором леса и озера принадлежат уже не гражданам страны, а феодалам. При котором феодальные вассалы и наместники вместе пилят нашу землю под какие-то бизнес-центры. При котором опричнина вассалов грабит крестьянок, зашедших в барский лес собрать хворосту. При котором полицаи встают на охрану земель феодала-олигарха по первому его свистку, не подкрепленному вообще никаким правом, и готовы избивать и кидать граждан в кутузки только за то, что они хотят собраться на его озере. При котором частная армия олигарха работает рука об руку с полицией и назначенной администрацией. При котором половина Подмосковья со всеми потрохами принадлежит выжившиму в девяностые товарищу. И нет ни закона, ни права, ни свободы, а только - бабло и штыки, штыки и бабло.
Ну… Лады. Мы приняли информацию к сведению.

Кафка, Кафка вертится в гробу! Испугавшись приезда пары сотен оппозиционеров в лес за полсотни верст от Москвы тридцатый в списке "Форбса" миллиардер мобилизует всю свою армию, чтобы только не допустить установки палаток!
Это не по-настоящему. Это такой сон. Чей-то дурацкий падонкафский креатифф. Ущипните меня. Убейте меня кто-нибудь ап стену. Я не могу восприять это по-настоящеу.
Главное - ничего ж ведь не хотели. Пообщаться друг с другом просто.

Фестиваль мы в итоге отменили, конечно же. Назначив на том же самом месте в то же самое время пикник "Шашлыки Свободы". Без сцены и без палаток, естественно. Предложив всем желающим приехать на день просто покушать шашлыков и пообщаться лично.
А запрет начальника УВД и отказ администрации Евгений Архипов сжег в эфире телеканала "Дождь"
Пошли к черту. Это наша земля. Наша страна. Мы здесь хозяева.
Вот такой примерно будет вам наш ответ.

На следующий день в районе деревень Данилово и Старое началась карательная спецоперация. Все (!) въезды в деревни были перекрыты. Лес, обе деревни и два поля оцеплены. Не полной цепью, конечно, но тем не менее. Проход в лес запрещен. На станции - большинство участников собиралось ехать на электричке - установлен аусвайс-контроль. Пригнаны два автобуса и газель с полицаями. Съезды на поле перекопаны. Все. Через каждые десять - двадцать метров. Даже тропинки, по которым в лесок пописать ходят. На каждой козьей тропке установлен полицейский блок-пост. Чоповцы сидят под каждым кустом. Две машины с какими-то наблюдающими операми прибыли из Москвы и ненавязчиво стоят под деревцами. Журналистов со станции заворачивают обратно.
Я подъехал примерно к часу дня, как и намечалось, и первый кордон проскочил успешно, сложив лицо кирпичом и не обращая внимания на гаишников, которые, впрочем, не способные второй день работать в режиме ЧС, к тому времени вернулись к своему привычному делу, а именно - взыманию податей с проезжающего местного населения. Но через километр, при съезде на грунтовку, нашу машину все-таки остановили. Трое. В форме. Не представившись.
Состоялся у нас такой диалог:
- Вы куда? - спрашивают
- В деревню, - киваю на Старое.
- Зачем?
- К друзьям на дачу, - отвечаю.
- Какой адрес?
- Улица Юбилейная, семнадцать, - "Юбилейная" улица есть в каждом втором селе, проверено.
- Не проедете. Дорога перекопана.
- А что случилось, - делаю участливое лицо. - Преступников ловите?
- Да. Здесь проводится спецоперация.
- Какая спецоперация?
- Это секретная информация. Проезжайте.
О, как! Спецоперация. Ни много ни мало. И информация секретная. Интересно, у них там танков в стогах замаскировано не было, случаем?
Если я не ошибаюсь, последний раз полицаи оцепляли наши деревни и леса и никого не впускали и не выпускали без аусвайса году в сорок третьем.
В общем: стоять, это оккупация. Ты есть партизан, мы тебя будем расстрелять.

Наше озерцо. На той стороне - ментовский аусвайс-контроль, на поле - чоповцы.


Ментовская засада в кустах


Какие-то то ли опера, толи эстаповцы


Все остальные возможности проехать с какой-либо иной стороны были также заботливо заблокированы. Мы попробовали заехать в деревню с трех направлений, и везде было перекрыто и перекопано. На одном из кордонов разъездной наряд обрадовал: "А чего вам туда ехать, поле-то все-равно навозом залили". И это оказалось истинной правдой. Все поле около деревни Старое было предусмотрительно залито жидким навозом в ночь перед фестивалем. Ну, правильно. Анисимов же не какой-то там мэр Астрахани, который сторонникам Шеина заливал газоны водой, чтобы они там не собирались. Все-таки миллиардер, как ни крути. И к делу подошел основательно. Дерьмо - не вода, посолиднее будет.
Нет, я допускаю, что проведено плановое осеннее унавоживание земель, но вот откуда в таком случае о графике работ известно домодедовской милиции, мне не понятно.
Поговорив с нами, полицейские разъезд направился к следующему блок-посту и предупредили о нашем приближении. Местные жители, пробираясь через кордоны к себе на дачи, смотрели на происходящее квадратными глазами. То тут то там показывались обнаженные торсы загорающих вторые сутки чоповцев.
Над головами пролетела стая стерхов во главе с Президентом моей страны на дельтаплане… А нет, это из другой оперы. Показалось. Но выглядело бы очень органично.
Все поля за ночь унавозить, дороги перекопать, батальон ментов и армию чоповцев согнать и оцепление выставить - это ж как надо собственный народ бояться-то, а…

Две девятки с московскими номерами, с какими-то фсбшниками не прячась наблюдали за нами с дороги. А поле, как мы видим, всю ночь усердно перекапывали и унаваживали


Пробравшись через блок-посты, оставив машины на подъездах, продираясь через унавоженные поля, обогнув аусвайс-контроли, мы все-таки достигли точки сбора. Несмотря на все препятствия, на "Шашлыки Свободы" приехало несколько десятков человек, не считая прессы. И мы шикарно провели время. Мы купались голышом в окружении дивизионов наблюдающих охранников. И нам было плевать на них.

Вася! Я твой река бултыхал!


Мы ели сочное, приготовленное Ашотычем мясо, который в родном Реутове уже несколько лет не может не то что восемнадцать тысяч гектаров - полстки (!) земли - приобрести. Мы рассказывали политические анекдоты. Мы смеялись над проезжающими по полям каждые несколько минут летучими отрядами полиции. Мы говорили о власти и обсуждали перспективы протеста. Мы называли воров ворами, оккупантов оккупантами, узурпаторов узурпаторами и говорили это открыто на камеры в окружении этих самых оккупантов, и ни у кого на лицах не было даже тени страха. Мы обсуждали пути смены этого совершенно погрязжего в безумии и воровстве режима, мы говорили и веселились и нам было хорошо.



Юлz Казакова


Адвокат Евгений Архипов. К слову, именно Евгений вытащил "узника болотной" Александра Каменского из СИЗО, где тот сидел по левому обвинению.


Мы были свободны. Мы были свободны, несмотря на десятки, если не сотни полицаев вокруг. Несмотря на шнырявших мимо на машинах чоповцев. Несмотря на запрет разводить открытые костры - сам товарищ полковник подошел и предупредил нас об этом. Несмотря на навозную вонь с окрестных полей. Несмотря даже на то, что на наших глазах к вышедшим из леса дачникам - пожилой паре грибников с лукошком - бросились наперез несколько дуболомов и стали проверять, что они несут там, в лукошке.
Мы были свободны. Мы отстояли это свое право собираться там где хотим, для того, чего хотим и не спрашивать разрешения у того, у кого не хотим спрашивать никаких разрешений. И этот клочек земли, эти семьдесят метров от зеркала озера и до купленной олигархом дороги и были нашим Полем Свободы. Полем, которое ни отнять, ни запретить невозможно.
Они были той страной, которую мы уже построили внутри себя и которую все равно, в любом случае, построим для своих детей и внуков.

Это - история всего лишь одного напрямую ничем не опасного для власти мероприятия далеко не самых крупных масштабов.
А вот её продолжение. В отношении Владимира Лысенко, председателя СНТ «Матвеевка», возбуждено уголовное дело. Владимир, после запрета "Поля Свободы", предложил провести фестиваль на территории СНТ, оборудовав сцену на детской площадке, и выделить место для размещения оппозиционного лагеря. 06 сентября 2012 года Владимир Лысенко передал организаторам фестиваля «Поле свободы» письменное разрешение на проведения мероприятия и в этот же день было возбуждено уголовное дело.
Дальше - больше. Через неделю в Матвеевке появились проектировщики, которые фотографировали детскую площадку и сообщили жителям о ее предстоящем изъятии для государственных нужд: на детской площадке планируется построить административные здания для обслуживания пунктов взимания платы на 52 км трассы М4 ДОН, а также стоянку для автомобилей. По словам жителей, это единственная оборудованная детская площадка в их поселке, а также единственное место для проведения собраний и сходов.
Местные жители считают, что власти хотят изъять земли по надуманным предлогам: административные здания уже построены и расположены вдоль «олимпийской» трассы, место для автомобилей также не требуется, так как для этих нужд земли были отведены в 2010 году, все проекты были согласованы с жителями Матвеевки, строительные работы завершены в 2011 году. Объективных причин для реконструкции построек 2011 года жители Матвеевки не видят.
Вот такие дела.

ЗЫ: Начальнику УВД Домодедово господину Хаецкому. Уважаемый гражданин начальник! Довожу до вашего сведения, что в городе Калуге есть целая улица, которая называется - вы не поверите - Поле Свободы. Мы не понимаем, в чьих интересах, и с какими целями это организуется. Наверное, сомнительными и малоизвестными личностями, позиционирующими себя, как граждане России в изгнании. Мы не хотим, что б нам было стыдно за то, что подобное будут видеть наши дети, не было обидно за поруганную природу и беспричинный вандализм. Просим запретить. Аминь.
ЗЫЫ: Вася! Верни лес, блеать!

Фото Юлии Гусейновой
В рамках проекта "Журналистика без посредников"
Как обычно, кто считает нужным, сколько считает нужным


Либо перевести с любого терминала на Яндес.кошелек номер:
410011372145462
Для пользователей WebMoney кошелек номер:
R361089635093
Кому удобней QIWI - кошелёк номер:
9165031373

В PayPal вот такая вот кнопка







Спасибо




Tags: Размышлизмы, жизнь, менты, рассказы, россия, тайм-спот
Subscribe
promo starshinazapasa june 10, 2022 09:45 404
Buy for 500 tokens
Продолжаем проект "Журналистика без посредников". Новоприбывшим френдам пару слов о сути. Предлагаю простую схему, работающую уже во всем мире. Которую вкратце можно охарактеризовать так: "я пишу что вижу, вы переводите, сколько считаете нужным", То есть, я пишу свои…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →