September 2nd, 2021

Спасти рядовую собачку



Но иногда даже партия «Слуга Народа» на фоне остального всеобщего идиотизма кажется верхом разумности и взрослого поведения. Меня вот спрашивают, за что я так не люблю спасителей коал. Давайте объясню. Как это работает. На пальцах.

Судя по статьям, можно восстановить следующую картину. Пен Фарнинг спас из Кабула 140 cобак и 60 кошек. Он основал там приют для животных еще в 2007 году, когда сам, будучи морским пехотинцем, спас собаку. О чем написал книгу «Приключения и счастливая судьба пса Наузада», которая стала бестселлером. И организовал приют «Наузад».
В приюте у Пена работает 68 человек. Это, если не ошибаюсь, вместе с членами семей.
Спустя четырнадцать лет Кабул захватывают талибы. И радостно объявляют, что теперь они отрежут головы всем, кто собтрудничал с американцами.

Шестьдесят восемь афганцев, измазанных сотрудничеством с Большим Шайтаном, просят Пена помочь.
Они пытаются попасть на аэродром, где у них есть шанс эвакуироваться всем вместе военным бортом.
Но А) попасть туда они не могут
и Б) Пен не собирается бросать животных.
И говорит, что ему нужен чартерный рейс из-за международных законов.

Вместо того, чтобы искать пути вытащить людей в аэропорт, и там улететь военным бортом, он направляет силы на поиски чартерного рейса.

Он звонит в министерство обороны Британии, требует внеочередную посадку и — потрясающее дело, в мире еще случаются чудеса! — натыкается на абсолютно адекватного взрослого, который говорит ему: иди нахуй, дружище, ты своими собачками мешаешь мне спасать людей.

«Я не готов отдать предпочтение домашним животным, а не людям, боюсь, что вы можете невзлюбить меня за это, но это мое мнение, есть также некоторые очень, очень отчаянные люди, которым угрожает реальная опасность», — оправдывался потом британский министр обороны Бен Уоллес перед СМИ.
Он заявляет, что не собирается заниматься поиском частного самолета до того, как Фарнинг окажется в аэропорту.

Тогда Пен начинает угрожать советнику министра обороны Питеру Квентину: «Вот в чем дело, приятель. Либо ты даешь мне нормер ISAF и добудешь разрешение попасть на аэродром, либо завтра утром я примусь за тебя. Вся страна узнает, что это ты не дал спасти бездомных животных»

В Министерстве обороны чешут репу, понимают, что да, зоозащитники действительно сожрут их с дерьмом, и это будет конец карьеры — и начинают заниматься его проблемами.
В итоге борт находится — но проходит двое суток, талибы окончательно завинчивают гайки и закрывают аэропорт для всех афганцев.

Пена Фартинга со всеми его сотрудниками и животными, в сопровождении британской охраны, привозят в аэропорт, он пытается договорится с командованием талибов — но те непреклонны. В итоге он вынужден оставить людей и улетает с 60 кошками и 140 собаками.
На Родине он становится героем, напишет еще пару книг, которые теперь точно разойдутся миллионными тиражами, станет фунтовым миллионером.
А шестидесяти восьми афганцам отрежут головы.

Я совершенно ничего не хочу сказать про Пена Фартинга. Он пытался. Он пытался спасти всех. И своих сотрудников. И животных. Не получилось.
Я хочу сказать вот про что.


Collapse )
Buy for 500 tokens
***
...

Вот почему мы не в НАТО




Опять двадцать пять. Ну, окей. Давайте еще раз. Байден Вам этого не скажет, Владимир Александрович, а я не политик, не дипломат — я скажу, мне плевать. Я-то своими именами вещи называю. Так вот. В последний раз. На пальцах. Совсем уж откровенно. Всего одним абзацем. Это просто.

Владимир Александрович. Мы не в НАТО до сих пор потому, что НАТО — это не военный блок.
НАТО — это военно-политический блок.
Союз (коалиция) государств с целью совместных действий для решения общих политических, экономических, и военных и других задач — как сказано в Википедии.

Так вот. Представим, что НАТО за пять лет видит невероятный прорыв Украины в строительстве собственной армии, видит, насколько эта армия стала обученной, боеспособной, какие уникальные приемы и средства противостояния гибридной агрессии она разработала за годы войны, какой фантастический опыт получила. Видит, что Украина встала на путь реформ. Видит, что её Президент, Кабинет министров, гражданское общество жопу рвут, чтобы стать европейской страной.
И принимает Украину в свои распростертые объятия.


Collapse )