June 4th, 2021

Колыма в прямом эфире

То, что сейчас делают с Протасевичем, это, конечно, страшно. Смотреть, как человек сам с энтузиазмом действенно признается в сотрудничестве с японской разведкой - это и вправду страшно. Видеть рассказы Варлама Шаламова в прямом эфире…
А еще страшнее, что не можешь при этом отогнать мысль - сейчас они протащат его по всем каналам со всеми его признаниями - а потом за эти признания расстреляют.
Беларусы. Послушайте меня. Это важно.
Я не знаю, как у вас сейчас в Беларуси. Пытают уже, или нет.
Но если еще не пытают - то в России при аресте было железное правило. Стальное. Титановое.
Не давать. Никаких. Показаний.
Никаких. Ни одного. Ни слова. Ни фамилии.


Collapse )
Buy for 500 tokens
***
...

Россия готовится к войне

Хорошо. Давайте еще раз. О том, почему я так много пишу про Мордор. Видимо, это нужно проговаривать каждые несколько месяцев.
Для начала немного самоцитирования:

«Да, я вас понимаю. Я понимаю, насколько происходящее в России не то, что достало, а даже не воспринимается уже. Все, оторвались. Отдельная страна, отдельная жизнь. Хочется наслаждаться тем, что у нас теперь даже срачи свои. Что мы никак на них не завязаны вообще. Не слышать и не видеть. Хоть провались в магму огненную все сто сорок миллионов — вообще не интересно.
У меня абсолютно такие же ощущения. Я колбасу «Московскую» или сыр «Российский» на прилавке видеть не могу — не то, что карбонариев с ершиками и небутербродами. Там вон на Марс три аппарата с разницей в один день опустились — нормальный траффик, да?— и мне хочется писать об этом. Но марсоходы на мою жизнь никак не повлияют. А события в Мордоре — влияют напрямую.
То, какой водоворот будет закручен на восточно-европейской арене постсоветского пространства, зависит от Мордора, где полоумный Саурон, запершись в своей башне, строит из глины орды орков — и никуда от этого не деться. Так что я — ваш градусник. В самом прямом смысле этого слова. Градусник за окном. За поребриком.
Вы делаете свои дела. Подходите к окну. А градусник Бабченко вам: все, за окном полный абзац, Рейх окуклился окончательно, они дозрели, всех инакомыслящих постреляли, внутренние проблемы решили, теперь обратят взор во вне, скоро откроют военкоматы, ждать больше нечего. Температура минус пятьдесят один.
И вы такие — опа. Минус пятьдесят один. Надо срочно утеплять наши оконные рамы. Тем более у нас их шесть тысяч километров. Срочно приступаем к усилению мер защиты нашей квартиры от потоков ада с севера. Чтобы не получилось, как в четырнадцатом — через забор волной ломанули орки с севера, а мы сремся про Булгакова и собачий рот и стоим в одном бушлате и разводим руками: мужики, вы чего…»

Этот текст был написан месяца два назад, и за эти два месяца температура за поребриком не просто понизилась - она рухнула. Рухнула так, что к Мордору примерзла еще одна страна. Целая страна! Границы в Европе опять изменились…


Collapse )