February 27th, 2019

Назар Портоегай и Григорий Моерасько

Базой для новой работы Play Dead («Прикинься мертвым») популярного в Европе, но практически неизвестного у нас голландского автора Адриануса Францискуса Теодоруса ван дер Хейдена, вышедшей в издательстве Singel Uitgeverijen, стала история «убийства» и «воскрешения» Аркадия Бабченко. Правда, то ли в целях дополнительной конспирации, то ли чтобы избежать судебных исков, писатель переименовал журналиста в Григория Моерасько (Grigori Moerasjko).

Тем не менее, сюжетные совпадения ну никак не случайны – в каталоге черным по белому значится, что в основу книги легла именно история Бабченко. И, читая аннотацию, понимаешь, что при всем желании замаскировать этот факт никак бы не удалось. Вот эта аннотация – убедитесь сами: «29 мая 2018 года. Во время бурных дебатов Совета Безопасности ООН в Нью-Йорке, посвященного катастрофе MX17 (очевидно, что под этой аббревиатурой имеется ввиду трагический рейс малазийских авиалиний MH17, – МН), среди журналистов начинает распространяться сообщение о том, что их российский коллега Григорий Моерасько был застрелен в Киеве. Его друг, голландский военный репортер Натан Хаандрикман, немедленно решает вылететь из Нью-Йорка в Киев, чтобы помочь вдове Григория Юлии. Несколько дней спустя становится известно, что убийство было инсценировано, и Моерасько жив.

30 сентября 2018 года. Хаандрикман получает рукопись от Юлии. Это незаконченная книга ее мужа о времени, проведенном им в Москве и Киеве, но также – история их отношений с Юлией и всего, что случилось после их расставания. В мемуарах рассказывается, как Моерасько попал на работу в «Новую газету» и, расследуя темы, связанные с войной в Чечне, стал одним из наиболее оппозиционных журналистов в России. А затем он также пишет о том, как происходила инсценировка его «убийства», и о времени, проведенном в морге.

Collapse )


promo starshinazapasa june 10, 2022 09:45 416
Buy for 500 tokens
Продолжаем проект "Журналистика без посредников". Новоприбывшим френдам пару слов о сути. Предлагаю простую схему, работающую уже во всем мире. Которую вкратце можно охарактеризовать так: "я пишу что вижу, вы переводите, сколько считаете нужным", То есть, я пишу свои…

Коллективный Голобородько

А что за пиздец-то происходит, а? Привет, у тебя есть возможность поехать от своей страны, стать её лицом, показать нашу борьбу за свободы, за независимость, сказать на весь мир про войну, про Сенцова, про репрессии, про крымских татар, про оккупацию. Поедешь? Не, у меня концерты в России. Я не хочу быть политической дубинкой (сказать, что на твою страну напали - это быть политической дубинкой? Ну, ок) И вообще, мы за мир, мы за мир. У меня выступление в Мурманске. Покедова.
Ок. А ты - поедешь? Не, я подписываю контракт с европейскими продюсерами и уебываю в турне. Мне вообще пох. Приветики-приветики, приходите на наши концертики.
Ок. А ты? Ты ж вся проукраинская такая, про тебя все и говорили, что именно тебе и надо. Не, у меня музыка, а она должна объединять, а не разделять...
Мне тут из бункера плохо видно - скажите, а все уже совсем пизданулись, да?
Как можно отказаться представлять свою страну? Ну как, блядь???
А мы еще над Самойловой ржали. Да та на инвалидном кресле под флагами капээсэс в пилотке как танк перла со своими воплями "Ра-си-я! Ра-си-я!"
Из четырех первых мест посыпались все четыре...


Collapse )