September 4th, 2017

Ночь, улица, фонарь, аптека

Ленька, злоумышленник из Тумского района Московской области, юноша – житель глухого московского села, совершивший то же преступление, что и чеховский злоумышленник, – отвинчивал гайки от рельс железной дороги на грузила. Ленькино следствие длилось долго. Его обвинили во вредительстве, по пятьдесят восьмой статье, пункт 7, Ленька молился на тюрьму. Бутырская камера показала ему свет, была лучшим временем его жизни.
Варлам Шаламов, 1966
И в Чечне таких людей было дофигища. Просто дофигища. Кругом говно, смерть, живет в крысиной норе под обстрелом, месяцами солнца не видит, на роже уже пять сантиметров грязи, а - доволен. Спрашиваешь его - чего ты лыбишься, дурак? А он: слава Богу в армию попал, хоть мир посмотрел. Когда бы я еще горы увидел?
И понимаешь, что да. Что в своей деревне где-нибудь под Липецком - никогда. Что эта крысиная дыра в Чечне - для него и вправду "посмотреть мир".
Аркадий Бабченко, 2017
Collapse )

promo starshinazapasa june 10, 2022 09:45 414
Buy for 500 tokens
Продолжаем проект "Журналистика без посредников". Новоприбывшим френдам пару слов о сути. Предлагаю простую схему, работающую уже во всем мире. Которую вкратце можно охарактеризовать так: "я пишу что вижу, вы переводите, сколько считаете нужным", То есть, я пишу свои…

Шарики, шарики...



Это все снова к вопросу, почему триста православных сталинистов, готовых вешать и жечь, представляют собой большую силу, чем сто пятьдесят тысяч прекраснодушных либералов, но готовых лишь махать шариками.
В Екатеринбурге мужик на начиненной газовыми баллонами и бочкой с бензином "буханке" протаранил и практически полностью сжег кинотеатр, чтобы там не показывли "Матильду".
Как там, у Ремарка-то, про захват власти гитлеровцами?
Collapse )


Необучаемые

Написал, что сегодня я впервые в жизни услышал песню про третье сентября, и мне в комментах пришел вопрос - Аркадий, как вы пропустили, в девяностых из каждого утюга звучало.
В девяностых я слушал другой шансон. Полез сейчас пересматривать. "Чечня, Червленая", "В Моздок я больше не ездок", "Две вертушки на Моздок", и, конечно, Алимсулатанов - "Нависла туча над Гунибом".
Вы знаете, у меня нет претензий к этим пацанам. К этим тощим долговязым мальчишкам, с торчащими из бушлатов шеями. Они тогда действительно были преданы, проданы, прокляты и убиты. У меня нет особых претензий даже к стране - страна тогда не приняла эту войну. Никто не хотел воевать. Никто не хотел отправлять своих детей гореть в танках непонятно за что. Первое настоящее антивоенное движение появилось именно тогда. Солдатские матери. Телевидение. Миллион подписей Немцова. Шок. Чернушное тошнотворное ощущение бессмысленности этой войны. Смертей своих и убийств иных.
Но, блядь... Двадцать один год прошел. И - что?
Могли же построить нормальную страну. Без смертей. Без убийств. Ну уж так на своей шкуре научили, что понятней некуда.
Не. Ни фига. Так и не дошло.


Collapse )