December 4th, 2012

Топорная работа с оппозицией

Впервые с начала массовых протестов власть высказала свое реальное отношение к происходящему. И - свое реальное отношение к протестующему народу. Все сказки Пескова про деньги Госдепа и иностранных агентов, которые выдавались в эфир до этого, к реальности, понятное дело, никакого отношения не имели. Это была лишь в панике состряпанная на скорую руку отмазка, рассчитанная разве что на бабулек в глухих регионах, десять лет вскармливаемых НТВ, и никакого другого выхода в информационное поле не имеющих. Больше никто в это не верил. Даже пьющие в подъездах «ягу» малолетки эти песни не то что не воспринимали всерьез – даже не слушали.
Последовавшее после Болотной ужесточение законов также было попыткой играть все же в некоем демократическом поле – или хотя бы делать вид.
И вот первая, неприкрытая, реакция. Обозначение правил, по которым хотелось бы играть уже самому главному игроку России. Без оглядки на все эти слабовольные западные ценности.
Первая публичная оценка происходящего. И, что куда важнее - первая публичная оценка сложившейся ситуации.
И ситуацию, как мы можем теперь видеть, глава государства оценивает крайне серьезно.

Collapse )
promo starshinazapasa june 10, 2022 09:45 416
Buy for 500 tokens
Продолжаем проект "Журналистика без посредников". Новоприбывшим френдам пару слов о сути. Предлагаю простую схему, работающую уже во всем мире. Которую вкратце можно охарактеризовать так: "я пишу что вижу, вы переводите, сколько считаете нужным", То есть, я пишу свои…

Кому ставить памятник на Лубянке

Замечательная статья "Нью Таймс". Как, кто, с кем, в каких кабинетах, с какими чиновниками и какими словами договаривался о сливе революции под вискарь Венедиктова в ночь на 9 декабря. По ролям.
Мастрид.

"Начало ночи с 8 на 9 декабря кое-кто из тех, кого называют лидерами оппозиции, предпочел бы забыть. И забывали — вплоть до интервью The New Times, когда готовился этот материал. Фраза звучит так: «Сейчас я вам скажу ужасную вещь: когда уже все было решено и подписано, открылась дверь, и в кабинет вошел Громов».
Алексей Громов — это нынешний первый заместитель, а в декабре 2011-го — просто заместитель главы администрации президента РФ. «Дверь» и «кабинет» — тогдашнего и нынешнего заместителя мэра Москвы Александра Горбенко, в круг обязанностей которого входят массовые мероприятия в столице России.
Люди в кадре за большим прямоугольным столом в кабинете вице-мэра: сам Горбенко (он во главе стола), Владимир Колокольцев, глава ГУВД Москвы, Василий Олейник, замруководителя Департамента региональной безопасности Москвы, Гульнара Пенькова — пресс-секретарь мэра, а до этого сотрудник пресс-службы Кремля, Владимир Рыжков — один из лидеров оппозиционного ПАРНАСа, еще депутат Госдумы Геннадий Гудков (впрочем, он этого не помнит), главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов и журналист Сергей Пархоменко — именно ему принадлежит приведенное выше и весьма неожиданное откровение. Алексей Громов расположился на свободном стуле напротив вице-мэра. Предмет разговора за столом — перенос митинга 10 декабря 2011 года с площади Революции на Болотную.
Впрочем, все по порядку.

Collapse )