February 17th, 2010

Но я остаюсь

Вчера не смог объяснить, почему не хочу уезжать из России. Говорили о кредитах. О невозможности открыть в России свой бизнес, невозможности зарабатывать деньги честным путем. Это действительно невозможно. Дошли до темы эмиграции.
Я сказал, что уезжать не хочу. Человек спросил – почему? Логичный вопрос – почему не уехать, если жить здесь нельзя?
Я открыл рот, набрал воздуха в грудь. Хотел сказать, что дело не только в благополучии. Есть и еще какие-то вещи, которым, пожалуй, даже нет определения.
Ну, например, здесь моя Родина, здесь я родился, вырос. Здесь мой двор, и деревья, которые его окружали. Бабушки – все те же. Сколько я себя помню, все в тех же пальто сидят на лавочке. Дырки в асфальте, которые мы с пацанами пробивали дюбелями и закладывали в них серу от спичек. Сами пацаны – моя детская орава, с которыми играли в банки. Они разъехались, связь с ними утеряна, мы перетсали понимать друг друга, но в моей памяти они есть.
Здесь моя семья, мои родители. Мои корни.
Здесь дом, который полвека назад построил мой дед. Я хочу отреставрировать его и жить в этом доме, где прошло мое детство. И другого дома я не хочу – не смогу просто жить в другом, пусть и дорогом, хорошем, современном – но не дедовском.
Здесь могилы, где лежат мои предки.
Здесь моя война. Вечный огонь, куда я прихожу Девятого мая. Богородское кладбище, где был всего один раз, но отстраниться уже не смогу.
Здесь мое будущее. Я хочу, чтобы моя дочь выросла русской. То есть, я бы хотел, чтобы лет в 16-17 она поехала учиться куда-нить в Европу, и может даже работала там, и если захочет, пусть и живет там, но я хочу чтобы выросла она – русской. Чтобы Пушкин для неё так же было наше все. Чтобю "когда деревья были большыми" - было здесь. Чтобы она с жизнью впитала эти запахи, которые и будут обозначать для неё понятия «детство» и «счастье». Наши запахи – других таких нигде больше нету. Наши биоритмы, которые дает только наша земля, эту магнитуду, которая есть только в нашей стране, эту память земли, этот цвет травы и неба, соотношение пасмурных и солнечных дней, мороз и снежность зимы. Наш язык.
Я работаю с русским языком и прекрасней этого языка нет во всем мире. Есть напевность алоха, есть выразительность итальянского, есть структурированность немецкого и прямая алгоритмичная информативность английского. Но в русском есть это все сразу, вместе, на том же уровне и в идеальных долях.
Я никогда не смогу так выучить английский – потому что для этого мне придется пройди через английскую школу и армию, чтобы уловить все языковые нюансы и обороты - да и не хочу его учить. Это все равно, что пересесть с «Крузенштерна» на «Бомбардир» - технологичней, мощнее, быстрее, современнее, но – парнусного полета нет.
Дольше всего я тусовал в Германии. Хорошая страна, красивая. Ухоженная. Великолепное пиво. Но через месяц я начал попросту задыхаться – словно из океана с его бурями и акулами перебрался в чистый аквариум с дистиллированной водой. Мне банально нечего было делать Отсутствие проблем – тоже проблема. В буре и выживании свой кайф – и больший, должен сказать.
Мне очень нравится Великобритания. По ритму жизни, по мировоззрению, по построению общества. Но.. Не мое. Не мое и все тут.
Хуже всего я чувствовал себя в Америке. Не потому, что там плохо. Просто все другое. Совсем. Это не другая страна – другая планета. Нет ничего моего – вообще. Все чужое, абсолютно. От внешнего вида домов до влажности воздуха.
Я русский. Я не хочу жить там, где уже хорошо. Я хочу, чтобы хорошо было там, где я живу.
А живу я здесь.
Вот и хотел объяснить все это. И в десять раз больше.
Открыл рот. Посмотрел в направленные на меня глаза, ждущие ответа. И понял, что не объясню. Меня просто не поймут. Не потому, что мой собеседник офисный планктон. Совсем даже наоборот. Просто сейчас, в Москве, все это звучит глупо.
Мы сегодня переживаем третью революцию за тридцать лет. Такую тихую, ползучую революцию, но, на мой взгляд, самую долгую по последствиям. В восьмидесятых рухнули идеалы коммунистические. В конце девяностых - либеральные.
Сейчас, по-моему, вообще все.
Buy for 500 tokens
***
...